Нестандартный спуск с Эльбруса на лыжах и доске: через плечо Кюкюртлю на ледник Большой Азау
 
       
 
 
     
 
 
   
     
 
 
 
     
 
 
   
     
 
 
   
     
 
 
   
     
 
 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
     
 
 
     
 
 
     
 
 
     
 
 
 
     
 
 
 
   
   
рассказ Александра Малеханова
Состав команды: Алексей Боханов, Галина Боханова, Владимир Зорин, Евгений Зорин, Александр Малеханов
Нижний Новгород

Экспедиция посвящена 30-летию Института прикладной физики РАН


В июле 2006 года
команда Горного клуба Института прикладной физики РАН (Нижний Новгород) спустилась на лыжах (4 чел.) и сноуборде (1 чел.) с вершины Западного Эльбруса (5642 м) вдоль Западного гребня и далее через Западное плечо (плечо Кюкюртлю) на ледник Большой Азау. Таким образом, после серии успешных спусков по северным и восточным склонам, выполненных разными командами в последние несколько лет (на юг по «классике» – само собой), Эльбрус освоен для лыж и сноуборда на все четыре стороны света.

Путешествие носило комбинированный характер, его основные этапы:
  • акклиматизационный поход в районе а/лагеря «Узункол» (6 дней)
  • заброска снаряжения из долины Уллукам через пер. Сев. отютау в базовый лагерь у подножья южного ребра массива Кюкюртлю (4150 м), катание на юго-западных полях Эльбруса и высотная акклиматизация (8 дней)
  • восхождение и спуск с вершины Западного Эльбруса, спуск по леднику Большой Азау на левобережные морены (на лыжах и доске – до 3600 м), дальнейший спуск в Баксанскую долину через «Старый Кругозор» (3 дня).
Маршрут спуска: с вершины вниз вдоль Западного гребня (справа от него), затем траверс влево с пересечением осыпи гребня и спуск на пологое плечо Кюкюртлю (около 5000 м), далее спуск по южному ребру массива Кюкюртлю (которое неформально зовется в народе «хоботом», каковым оно кажется снизу с ледника) к «забору» скальных жандармов на высоте 4150 м, где был установлен базовый лагерь.

Эльбрус
Эльбрус
Эльбрус

Все знают, что Эльбрус – очень большая гора, и даже самая большая в России и Европе. К счастью для россиян, Эльбрус вырос чуть севернее Главного Кавказского хребта, по которому проходит граница с Азией (в частности, с близлежащей Грузией), стало быть – «крыша Европы» оказалась на нашей стороне. Многие знают также, что Эльбрус – хорошо освоенная гора, на ее склонах есть вполне комфортные горные приюты, канатные дороги, и к тому же само восхождение на вершину не представляет принципиальных альпинистских сложностей. И прокатиться с ветерком на лыжах или доске с самого верха – тоже можно, и многие сейчас это делают на пути вниз. Но эта относительная доступность большой Горы относится только к южным склонам, спускающимся в сторону Баксанской долины (вспомним, однако, и про ежегодные сообщения о тяжелых происшествиях на этих же склонах… не все так просто и на «простых» склонах!). А что с других сторон этой покрытой многометровым льдом громадины? Там заметно сложнее – сложнее подобраться к штурмовым высотам (до ~ 4000 м) из-за полного отсутствия дорог у подножья и тем более подъемников, сложнее выбрать безопасный маршрут среди скрытых трещин в ледниках (классический маршрут просто натоптан как тропа и размечен вешками), и уж тем более, сложнее прокатиться на лыжах с самого верха. Сложнее, но и много интереснее! Это и было стимулом, когда наша команда собралась впервые скатиться с Эльбруса вдоль Западного гребня. Хороший опыт подобных "первоспусков" у нас уже был – в июле 2004 года та же команда (с нами был тогда еще Владимир Шаханов) впервые скатилась с Западного Эльбруса на север, до морены ледника Карачул (см. статью "Эльбрусский дубль").


Для того, чтобы хорошо акклиматизироваться, мы запланировали недельную разминку в привычном для себя режиме горного похода (для этого был выбран район альплагеря "Узункол"), а затем, уже из базового лагеря, тренировочный спуска с плеча Кюкюртлю с целью не только попробовать склон, но и наследить там побольше – в случае ухудшения погоды при спуске с вершины это может пригодиться. Заброска немалого груза в базовый лагерь на уровень 4000 метров из долины – тоже элемент хорошей (трудовой) акклиматизации. Итого, получается около двух недель активной части путешествия, и только затем восхождение и спуск с вершины. Такая неторопливость и есть ключевой элемент нашей стратегии – залог того, что на подходе к вершине не будет тех неприятных ощущений, которые могут проявляться по-разному, но зовутся одинаково «горняшкой».А зачем предаваться столь любимому увлечению с тяжелой головой и ватными ногами?!


…Итак, в ясный солнечный день 25 июля мы поставили в глубокой мульде под скальным "забором" свою новую желтую палатку – один из замечательных даров нашего институтского профкома к новому сезону – с твердым намерением не снимать ее до тех пор, пока не скатимся сюда с вершины. Первые хлопоты по обустройству базового лагеря заняли некоторое время, а после обеда пошли потоптать склон «хобота». Лыжи брать с собой не стали, поскольку высоко уходить под вечер не собирались, да и осмотреться ногами сначала хотелось бы. Наиболее сложный участок как раз в нижней части – подъем с ледника на узкий снежный гребень по снежно-ледовому склону крутизной до 40 град. между скалами (слева по ходу) и ледовым зеркалом, подрезанным снизу бергшрундом (справа). Снега в верхней части этого коридора и на ножевом гребне явно мало, это мы увидели еще при подходе. Затем гребень постепенно расширяется и плавными увалами, с редкими трещинами, поднимается до самого плеча Кюкюртлю, с общим перепадом высот более 700 м. Это и есть «хобот», обрезанный с обеих сторон отвесными сбросами. Для тех, кто понимает в категориях альпинизма и горного туризма, этот вариант восхождения на Западный Эльбрус оценивается категорией сложности 2Б.

Восхождение и спуск с Эльбруса
.... Полагается отдохнуть денек перед восхождением, но мы уже очень хорошо акклиматизированы и не слишком устали накануне, когда прокатились по "хоботу" с самого верха (с плеча Кюкюртлю), и поэтому первую попытку Эльбруса решили сделать сразу же на следующий день, по погоде. С ночи откуда-то снизу, в щели между жандармами, с натуженным воем стали прорываться сильные порывы западного ветра. Несмотря на этой вой, мы все же вышли (4.00) и с первыми лучами солнца были уже на гребне «хобота». Вот тут мы и почувствовали этот западный ветер во всей его силе, с каждым порывом норовившей сдуть нас вниз... Ну что ж, значит, нам надо действительно отдохнуть перед восхождением, и через 2 часа мы были уже обратно в спальниках. И в тот день, кстати, мы ни разу не пожалели, что не продолжили это восхождение: плотные облака летели через Эльбрус с такой скоростью, что быть там среди них вовсе не хотелось.
На следующий день, 28 июля, погода вернула нам свое расположение. Вышли снова затемно, как полагается (3.40). Морозная звездная ночь явно предвещала хороший день, и нам оставалось только воспользоваться этим шансом.
Подъем на «хобот» уже по третьему разу не вызвал ровно никаких эмоций, как будто стал привычным занятием. Везде вокруг наши схваченные морозом следы – натоптанная тропа, размашистые дуги. Солнце постепенно выползает из-за скальной пирамиды Южной предвершины, и на весь Западный Кавказ ложится гигантская тень Эльбруса. Но на нас эта тень тоже ложится, и мы как будто прячемся от солнца, продолжая подниматься выше, в холодные потемки. Вершины Главного хребта и ледники внизу уже совсем светлые, искрятся на солнце, а на «хоботе» еще сумерки, и солнце нас никак не приласкает. Через 4 часа (7.40) поднялись на плечо Кюкюртлю, прошли его, и только там встретились с солнцем уже по-настоящему. Наконец-то! Над Эльбрусом и далеко вокруг небо безукоризненно чистое, и это радует больше всего.


После пересечения влево-вверх крупоной осыпи Западного гребня сместились еще левее по ходу и вышли на вершину по снежным полям среди редких уже камней, стараясь находить участки плотного фирна. Как всегда, последние метры подъема на Эльбрус, да еще по неторенному целинному снегу, не казались легкой прогулкой, и тем приятнее было услышать от вдруг исчезнувшего за перегибом Женьки (он шел тогда первым в связке): «Эй, тут уже вершина!». Сразу и сил прибавилось, и рюкзак с лыжами сразу полегчал, и ноги сами понесли. Вот что значит бодрое слово товарища! Собираемся на вершине всей командой, время: 12.40, на неспешное восхождение с приличным грузом (все же, лыжи за плечами) ушло ровно 9 часов.
На вершине мы удачно одни, но уже видим, как подтягиваются люди, идущие неспешно «классической» тропой по предвершинному плато. Пока мы радостно фотографировались и озирались вокруг, поздравляли друг друга и коллег (в камеру) с юбилеем родного ИПФ РАН, вершина как-то незаметно заполнилась народом и даже тесновато стало. А люди все идут и идут… Значит, нам пора линять отсюда, освободив это дефицитное место для следующих транспарантов и фотосессий.


Щелкнув креплениями (13.30), посыпались с вершины вниз строго по очереди (съемки продолжаются!): самые первые метры по классической тропе, а затем резко влево и вниз, возвращаясь на свою западную стезю. Точнее, на северо-западную в этой части, поскольку направление начального спуска – прямо на гребень, разделяющий хорошо видные внизу ледники Битюктюбе и Уллучиран (тот, где известный перевал Балкбаши). Перед нами просторные снежные поля, уходящие далеко вниз до самого Западного плато, а наши следы подъема остались левее, ближе к гребню, и здесь они нам ни к чему – все понятно и так. Ну, едем! В ушах свистит «умеренный до сильного», из-под кантов взлетает снежная пудра и тут же уносится куда-то вниз по склону, ощущение полета заставляет душу и тело трепетать от телячего восторга – вот он, заоблачный (в прямом смысле) кайф настоящего фрирайда! Но… по уставшим от подъема ногам иногда бьют надувы жесткого снега, такой вот характерный «эльбрусский расколбас» – это мы уже проходили в 2004 г., когда спускались с этой же вершины по Северному гребню. Так что "лететь" тут нужно аккуратно и с умом, чтобы не залететь всерьез...


Скатившись без приключений на пологую "поляну" плеча Кюкюртлю (при пересечении осыпи Западного гребня пришлось снять лыжи, ничего не поделаешь – камни!), устроили получасовой отдых-перекус. Погода по-прежнему хороша и стабильна, поэтому торопиться нам некуда (наоборот, хочется продлить удовольствие!), и на душе у нас приятное успокоение – дальнейший спуск мы уже хорошо знаем! А мысли летят вперед, в лагерь, где ждет припрятанная бутылочка и закусочка соответствующая, одним словом, заслуженный отдых!.. Не торопясь, аккуратно, катимся дальше по «хоботу» – под ногами подтопленный на солнце мягкий комфортный снег, и с каждой серией поворотов мы быстро приближаемся к своей желтой палатке, приветливо дожидающейся нас далеко внизу под скальным "забором". На этом склоне, кажется, живого места уже не осталось от наших «выкрутасов»... эх, хорошо бы его заратрачить напоследок. Еще резаный поворот, еще, и вот мы уже у «финишных ворот» нашей трассы – у ножевого гребня, уже затоптанного нами, но тем не менее это самый серьезный участок спуска. Здесь реально никак нельзя смазать кантами – лететь придется так далеко, что костей потом не собрать... Собрав остатки сил и техники в последнюю маленькую кучку, перепрыгиваем поочередно через гребень и выруливаем расслабленными дугами к палатке вдоль скал… Все! Приехали!! Дело сделано, и теперь можно расслабиться уже по-настоящему. В Москве 15.30; значит, 2 часа ушло на спуск со всеми съемками и перекусами, и 12 часов – на всю программу вверх–вниз. Этот день прожит нами не зря!

 

На следующий день неторопливо собрали лагерь и вылезли из обжитой нами мульды в обратный путь (12.00). Бросаем последние взгляды на разрисованный нами склон, казавшийся таким целомудренным три дня назад, и катимся вниз. Только уже не в сторону перевала Хотютау, а на широкий и плоский левый рукав ледника Большой Азау. Однако, хорошего спуска на тот рукав с нашей «лыжни» так и не углядели – с этой стороны он сплошь опоясан большими и малыми трещинами. Доехали только до вытаявших осыпных островов лавового потока, приметно возвышающихся по центру ледника. На одном из таких островов (около 3600 м) и остановились – последняя наша ночевка в горах, с видами на легендарные вершины Кавказа. Под конец, заметим, ехать было уже совсем не в радость: снежные борозды от ежедневных протаиваний такие, что это уже не катание вовсе, а скачки по каким-то буеракам (под рюкзаком!).
Следующим утром, спустившись на ледник, убедились, что там еще сильнее «вспахано», так что лыжи-доски окончательно легли обратно на наши плечи. А жаль! Так хотелось «проскитурить» до самого конца и эффектно шагнуть на моренные камни прямо из креплений. Сверху, с макушки «хобота», это казалось нам вполне возможным….


Про спуск с ледника Большой Азау на «Старый кругозор» сказать нечего – путь в целом понятный и известный. Шли мы по тем бесконечным моренам, шли, и дошли до вожделенной канатки за неполных 4 часа (от места ночевки). Спустившись на поляну Азау, взяли мини-бас и приехали в знакомую уже «Саклю», что на развилке Баксана и Адылсу. Оттуда и уехали через сутки в Минводы на поезд.

Полностью отчет о путешествии можно посмотреть здесь
Неформальный отчет о наших спусках по Северному греблю в 2004 году